• Details
  • Gallery
  • Tags
  • More

123 сестры

Home  /  Programm  /  Текущая страница

“123 сестры”

ТОМ — Творческое объединение мастерских С.А.Голомазова

Комедия (по А.П.Чехову) (на русском языке)  

Продолжительность: 2 часа 50 минут (с антрактом)

Спектакль не рекомендуется для просмотра зрителям до 12 лет

Постановка: Сергей Голомазов, Вера Бабичева

В ролях: Александр Шульгин, Любовь Хацкевич, Юлиана Сополёва, Екатерина Седик, Дарья Бондаренко, Олег Кузнецов, Дмитрий Савкин, Марк Вдовин, Иван Титов, Владимир Яворский, Максим Шуткин, Егор Барановский, Вера Бабичева

«123 сестры» — это спектакль о трех молодых девушках, которые мечтали о любви и счастье в далекой Москве и стремились к ней, как к земле обетованной. Земле, где не будет ни боли, ни одиночества, ни слез, ни разочарований. «Как-то мы проживём нашу жизнь, что из нас будет?» — спрашивает одна из сестер, и этот вечный вопрос встает перед каждым человеком, рано или поздно, как неизбежность, как вечные поиски смысла, как то, что объединяет всех нас, живущих и мечтающих о счастье.

Режиссер-постановщик Сергей Голомазов о спектакле: «Наш спектакль, это не только, попытка сделать следующую отчетную, учебную работу по пьесе великого русского классика, дабы показать этапы освоения актерской профессии… Когда прикасаешься к Чехову, как-то нелепо беспокоить по этой причине измученного прочтениями Антона Павловича. Ему и так-то не очень удобно от столь пристального и частого внимания. Автор, как известно, не любил шума. Зачем же решились? А наш спектакль, это возможно, желание попробовать постигнуть  невыносимую остроту чеховской боли, его «невыносимую легкость и, одновременно с этим, трагическую ленивости невыносимого бытия его героев», чувство, которое всегда является предвестником большой беды в судьбах людей и в судьбах цивилизаций. Чехова невозможно просто, честно, и просто — грамотно и просто правильно играть. Он беспощаден к исполнителю грамотному и правильному, ремесленному. О жалости, милосердии и пощаде к традиционному актерскому ремеслу в исполнении его пьес, нет речи. Ибо он невыносимо острее любой человеческой беды и боли. О любезности и бережности к исполнителям в Чеховских пьесах — речи не идет вовсе. Природа его пьес — пропитана постоянным присутствием притаившейся за углом неотвратимой одержимой беды, почти дурного ужаса, а попросту – смерти. Это, словно — приговор человеческому представлению мечте о счастье человека и человечества, приговор смертельный и обжалованию не подлежащий. Играть это смешно и страшно – невыносимо, вообще, попросту, непостижимо как это играть на пресловутой границе жанров. Как, так невыносимо играть! На какие технологии опираться? Играть с серьезом буквального трагичного или социального или нравственного или, прости Господи, духовного движения – пошло и глупо. Чехов боялся духовного в своих пьесах. Сплошные незнания. Репетировать — сущая мука. Но, мы решили безответственно рискнуть. А то, потом, еще когда рисковать? Во многом, из того, что мы делаем, много — неправильного и интуитивного. Вот тут, у нас и появился, отчаянный интерес к этой работе. Нам понравилось ошибаться и делать не правильно. А, по школе и правильно – скучно, до одури… Мы решили поискать Чехова в себе, в своей жизни, иногда тошной, постылой и бессмысленной, даже у тех кому всего 19. Честно и «без допуска и посадок» поискать и именно это и оказалось невыносимо… и невыносимо интересно…»

 

По окончании спектакля разговор с публикой.

Купить билеты: